Отзыв о Дело журналиста Ивана Голунова

Содержание

Темник прислать не успели

Как дело Голунова дезориентировало отечественных телепропагандистов

Кадр из программы «России-1»

  • В масштабном расследовании Ивана Голунова о том, как устроен ритуальный бизнес в России, есть одна выразительнейшая деталь. Когда умер Леонид Броневой, кумир и всеобщий любимец, за его уже бездыханное тело разразилась битва похоронных гигантов. Позиционные бои продолжались даже на Новодевичьем кладбище. В результате этих боев гроб на постаменте для прощания установили вверх ногами, что было замечено в последнюю минуту.

    В подобной стилистике проистекает на ТВ дело самого Ивана Голунова. Давно народ так активно не мониторил эфир, как в последние дни. И действительно, было что мониторить.

    Обилие репортажей, интервью, реприз, мизансцен складывается в картину распада системы, которая еще вчера казалась могущественной.

    Врут все, в промышленных масштабах, а потом кивают друг на друга.

    Фотографии, которые полиция выдавала за снимки квартиры Голунова, были сделаны в подмосковной нарколаборатории. Главный государственный канал выдает сюжет о «признаках опьянения» у задержанного журналиста. Сюжет подкрепляется бумагой, где ясно сказано, что именно означенные признаки отсутствуют. Через пару часов оплот правопорядка «Вести. Дежурная часть» сюжет переделывает и винит во всем неведомые миру силы. Мысль о том, что сами авторы могли прочитать слова в представленной бумаге данным авторам в голову не приходит. Эдуард Петров, ведущий «Честного детектива», в некоторой степени коллега Ивана по разоблачениям нашей угрюмой повседневности, испуган до колик в животе. Его бросили на интервью с потенциальным преступником, а он все повторяет: ну ведь вас никто не заставлял со мной говорить, вы же сами согласились, правда? Правда, обреченно кивает головой Иван.

    Читайте также

    По делу Голунова нужна пресс-конференция полиции. Заявление «Новой газеты». Призываем коллег присоединиться

    У меня есть свои предпочтения в этом рейтинге правоохранительного и правоприменительного безумия. Некий важный полицейский чин, сидя спиной к камере, возмущался нарушителем полицейского спокойствия. Почему, мол, он долго не говорил нам, что работает в солидной корпорации и за ним стоят солидные люди? О ситуации с журналистом поспешили высказаться и лучшие люди телевизора. Каждый из них лично добавлял штрихи к собственнному портрету. Деятельные ручонки Киселева, обычно живущие в кадре отдельной от киселевского тела жизнью, застыли в невесомости. Он был явно растерян и советовал не делать из Голунова икону. Соловьев привычно шипел на либералов, которые ни слова не сказали в защиту Ассанжа. Такменев с грацией кота Леопольда метался между Голуновым, с одной стороны, и Симоньян, обиженной сотрудницей Навального Любовью Соболь, — с другой. Общую ситуацию распада лучше всего описывает эшафотный юмор от Рылеева. «В России даже повесить, как следует, не умеют», — заметил он, сорвавшись с виселицы.

    У меня остался только один вопрос: почему все это происходило во время работы главной всероссийской витрины — питерского форума? Рухнула ли бы отечественная Фемида, если бы фейковые фото нарколаборатории в квартире журналиста предали огласке через несколько дней? Что за неведомый автор создал талантливейший сценарий: Голунов против ПМЭФ? Мудрый Кадыров так прямо и сказал: раздули Голунова, чтобы затмить потрясающие итоги форума.

    Читайте также

    «Вас правда ничего не смущает?» Ответ Рамзану Кадырову, который обвинил журналистов, вступившихся за Ивана Голунова, в давлении на следствие

    А ведь на форуме блистал лично Путин. Он был весел, активен, красноречив. Впервые заговорил о Зеленском. Легко рождал эффектные афоризмы вроде таких: «Одно дело кого-то играть, а другое — кем-то быть». Если бы не было Голунова, страна рукоплекскала бы своему лидеру, а так рукоплескала только программа «Москва. Кремль. Путин». Топ новостей возглавил молодой человек в наручниках, а не пафосный плакатный форум, на которого возлагались большие надежды.

    Голунов — человек талантливый. Он не просто кропотливо исследует коммунальное дно, что само по себе невероятно сложно. Он еще и тонко чувствует слово, знает цену детали, прекрасно владеет композицией. Таких людей сегодня — единицы. Очень не хочется, чтобы Иван сломался. Он знает толк в хорошем тексте, а родное отечество знает толк в уничтожении неугодных. Да, Голунова не закрыли, домашний арест предпочтительней камеры. Но сама тенденция — подбрасывание наркотиков тем, кто другой, чужой — настораживает.

    Читайте также

    Голунов вытаскивает всех. От солидарности — к общероссийской кампании-228. «Новая газета» призывает начать борьбу с фальсификациями по «наркотическим» статьям

    Только что прошло сообщение: глава грозненского «Мемориала» правозащитник Оюб Титиев через несколько дней выйдет по УДО. Весть радостная и грустная одновременно. Хорошо, что невиновный (был осужден на четыре года за хранение наркотиков в крупном размере) вновь окажется дома.

    Плохо другое: наказание закончилось, а несовершенное преступление — осталось.

    Пишу и по привычке одним глазом слежу за телеканалами. Они всё собачатся с Украиной. А был ли мальчик? Кажется, не было. Впрочем, уже появился другой мальчик, Леонид Волков. Он не профессиональный журналист, но пишет отменно, и эфир может провести лучше Соловьева. Соратник Навального только-только отсидел двадцать суток, как сразу был вновь задержан — практически, за одно и то же мифическое нарушение.

    Голос коллективного бессознательного, Жириновский, как-то разоткровенничался: люблю таких журналистов, как Джон Рид — сделал репортаж, умер, похоронили. Владимир Вольфович — мужественный человек. Многие государственные мужи думают так же, а озвучивает потаенное только он один.

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    Следователи завели дело на полицейских, задержавших журналиста Ивана Голунова

    Против полицейских, задержавших в июне 2019 г. журналиста Ивана Голунова, возбудили уголовное дело о превышении должностных полномочий.

    Следственный комитет подозревает полицейских, задержавших корреспондента отдела расследований «Медузы» Ивана Голунова, в превышении своих должностных полномочий. Об этом на своей странице в Facebook написал сам журналист.

    В своем посте Голунов опубликовал фотографию уведомления от СК, в котором указывается, что дело расследуется по п. «В» ч.3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий».

    Иван Голунов немного удивился вменяемому полицейским составу преступления. Как разъясняет пленум Верховного суда РФ, пункт «В» подразумевает последствия в виде «крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного ущерба, самоубийство или покушение на убийство потерпевшего».

    Читать еще:  Отзыв о ПО Империал

    «Вероятно, следователи думали: – Как будем возбуждать? – А давай с «тяжкими последствиями», ведь двух генералов уволили!», – пошутил Голунов.

    Интересно, что официальное письмо о возбуждении дела датировано 18 декабря – за день до пресс-конференции Владимира Путина, где ему был задан вопрос о затягивании расследования в отношении бывших полицейских.

    Напомним, журналиста «Медузы» Ивана Голунова задержали 6 июня в Москве. В полиции тогда заявили, что у него обнаружили наркотики. Впоследствии уголовное дело против Голунова прекратили «в связи с недоказанностью его участия» в преступлении. Сам журналист уверяет, что запрещенные вещества ему подбросили силовики.

    После этого министр МВД России Владимир Колокольцев сделал специальное заявление, в котором сообщил о увольнении нескольких офицеров, в том числе двух генералов из органов внутренних дел. А 19 декабря Владимир Путин объявил, что в отношении всех уволенных возбуждены уголовные дела.

    До последнего времени дело расследовалось в отношении «неустановленных лиц» – подозреваемых в нем не было.

    Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

    Поделиться этим материалом в социальных сетях и мессенджерах

    «Самое трудное только начинается»: что говорят после решения о домашнем аресте журналиста Ивана Голунова

    В Москве 6 июня задержали корреспондента «Медузы» Ивана Голунова по подозрению в покушении на сбыт наркотиков. Журналист уверен, что вещества ему подкинули. В Москве, и других городах России и мира, прошли акции и пикеты в поддержку Голунова. 8 июня суд отправил его под домашний арест. RTVI собрал мнения политиков, правозащитников и коллег журналиста о такой мере пресечения.

    Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков в своем фейсбуке призвал общество не останавливаться, пока с Голунова не снимут все обвинения. Редакция уверена, что преследование корреспондента связано с его журналистской деятельностью, отметил он. «Спасибо всем за поддержку. Мы считаем, что Иван Голунов отправлен под домашний арест (а не в изолятор) благодаря беспрецедентной кампании журналистской солидарности. По нынешним меркам то, что произошло — невероятно. И, безусловно, победа», — написал Колпаков.

    Основатель и гендиректор «Медузы» Галина Тимченко уверена, что домашний арест — это не победа, а только первый шаг к освобождению Ивана Голунова. «Он едет домой. Мама позвонила и сказала мне, что ужин его уже ждет. Поэтому я думаю, что с Иваном на ближайшие два месяца все будет в порядке. Вам всем спасибо. Но это только самое начало. Иван должен быть свободен», — заявила она.

    Журналистка «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр призвала своих читателей продолжать добиваться освобождения коллеги, а также поддерживать в информационном поле тему похоронного бизнеса в России. «Людям, которые заказали преследование Голунова из-за этого расследования, должно быть некомфортно. Они хотели заткнуть одного журналиста, они смогли упрятать его на два месяца домашнего ареста. Но всех не заткнут. Все, кто помогал звонками разной степени влиятельности людям: пожалуйста, продолжайте это делать. Ничего не закончилось, не дайте отмахнуться от себя словами „ну чего вам еще надо, он же не в СИЗО“. Дела против Ивана Голунова вообще не должно быть. Мы сможем говорить о победе только тогда, когда Иван будет свободен, дело прекращено, а все те, кто его фальсифицировал, окажутся на скамье подсудимых».

    Такой же позиции придерживается и главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов: «Таня все правильно предлагает, надо продолжить по всем этим направлениям. Я уверен, что мы сами недооцениваем влияние публичности. И сейчас самое главное, чего хотят менты и стоящие за ними упыри это спада активности. В идеале молчания. Ну вам же дали домашний арест — радуйтесь. Так что я и за продолжение пикетов. И возможно за их расширение: есть Прокуратура».

    Политолог Кирилл Рогов: «Это невероятный, потрясающий успех общественной воли. Конечно, он грустный: добились домашнего ареста для невиновного человека, которого пытались закрыть по беспределу. Но относительный успех — это очень важно. Он демонстрирует некоторые предельные возможности общества. И сдвигает в представлении режима планки возможного. Москва не Чечня. Это доказано. И это зачет. Хотя нас, конечно, попробуют сейчас нагнуть, чтобы сбить чувство успеха и переставить планки обратно».

    Руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков: «Защита Ивана Голунова и я от лица „Агоры“ выражаю огромную благодарность журналистам и активистам за освещение и солидарность с Иваном в эти два дня. Домашний арест по статье о покушении на сбыт наркотиков — это редкость. По политически мотивированному делу, в котором оказались задействованы крупные игроки, тем более. Самое трудное по делу только начинается. Нужно будет доказать невиновность Ивана, что можно сделать только доказав виновность оперативников уголовного розыска. Эти два дня показали, что дело вряд ли было банальной ошибкой наркополицейских, задержавших не того. Судя по всему, у дела есть высокопоставленные заказчики. И это дело свидетельство влиятельности СМИ и журналистских расследований сегодня, а равно и новых угроз, с которыми столкнулись активные граждане».

    Главный редактор «Новой Газеты» в Петербурге Диана Качалова: «Не покидает омерзительное ощущение, что „кейс Вани“, это не только про него. Это черная метка всем, кто еще рыпается: „Нам срать на ваши расследования. Нам срать на то, что вы знаете про нас правду. Нам срать на вас, потому что у нас есть дубина“. Лично для меня история с Ваней Голуновым страшна своими последствиями для совсем маленьких людей в какой-либо кривожопой провинции, где микрособянины потирают руки: „Ох, оказывается, сегодня можно уже и так“. А микрожители по дурости вздыхают с облегчением, что раз они на рожон не лезут, то их это не касается».

    Корреспондент ВГТРК Андрей Медведев считает, что домашний арест — это хорошая новость, поскольку именно через такие «муки» в России рождается гражданское общество. «Само по себе [оно] не возникнет, нет исторического опыта. Должны быть триггеры. Дело Голунова — один из них. Люди объединились ради идеи. И это идея справедливости. И не надо бояться, что „будет как на Украине“. Ровно по той же причине — у нас разный исторический опыт. Там не было государства, потому все всегда кончается майданом. У нас исторически есть понимание важности государства в жизни человека. Потому и требование у нас иное. Государство обязано стать человечным», — написал он на своей странице в фейсбуке.

    Главный редактор RT Маргарита Симоньян: «Несправедливость — вот что разрушает государства. И если обществу кажется, что произошла вопиющая несправедливость, таковую надо или немедленно прекратить, или доказать, что все справедливо. Так доказать, чтобы невозможно было не поверить. И еще. Меня третий день спрашивают, почему „мы“ защищаем „их“, тогда как „они“ нас только травят или, в лучшем случае, молчат. Потому что нет никаких „мы“ и „они“. Есть хорошие люди, а есть заблудшие овцы».

    Шеф-редактор Znak.com Дмитрий Колезев: «Думаю, раз домашний арест — значит, на очень высоком уровне есть понимание, что дело Голунова — туфта».

    Председатель Псковского регионального отделения партии «Яблоко» Лев Шлосберг: «Домашний арест как форма признания фальсификации уголовного дела вместо его немедленного прекращения — высшая форма разложения правовой системы. #СвободуГолунову».

    Читать еще:  Отзыв об Евромайдан в Киеве

    Журналист и блогер Илья Варламов: «Кстати, те кто рассказывали про „неопровержимые доказательства“ и „взятие с поличным“. Вы сейчас серьезно думаете, что будь хоть какие-то доказательства, человека по статье, за которую грозит от 10 до 20 лет, отправили бы под домашний арест?»

    Политик, бывший глава Екатеринбурга Евгений Ройзман напомнил, что в России считается сбытом: «Запомните — сбыт наркотиков, это любое отчуждение: продал, подарил, отдал за долг, угостил — нет разницы, это сбыт. Подкинул — железный сбыт». «А дело по наркотикам похоронить невозможно, потому что наличие наркотиков — уже материальный состав преступления и раскрывать придется. И за этим сейчас наблюдает вся страна. Мне кажется, они загнали себя в ловушку и поэтому не могут включить задний ход», — написал он.

    Сотрудник ФБК Николай Ляскин: «Домашний арест. Но невиновного человека не оправдали и не наказали ментов, которые подбросили ему наркотики, а отправили под домашний арест. Россия!»

    Главный редактор The New Times Евгения Альбац: «Домашний арест для Ивана Голунова — это, конечно, в нынешних условиях, победа. Его в буквально смысле слова удалось отбить — силами журналистов, прежде всего. Думаю, что „Медузе“ надо Ивана (после того, как снимут арест и подписку) вывозить: в детали не буду вдаваться, чтобы не помогать подонкам. Помимо черной метки журналисту и изданию, это еще и очень тяжелый урок журналистам, работающим в поле: мы понимаем, что всех не отбить, коллегам придется выбирать стратегии выживания и, боюсь, российской журналистике нанесен еще один серьезный удар».

    Отзыв о Дело журналиста Ивана Голунова

    Иван Голунов снова свободен, его доброе имя восстановлено – теперь и для тех, кто не верил в его невиновность. Уголовное дело против него о покушении на сбыт наркотиков прекращено из-за отсутствия доказательств; с него сняты все обвинения. С момента задержания Голунова до прекращения дела, о котором объявил лично министр внутренних дел Владимир Колокольцев, прошло всего пять суток. Это беспрецедентно быстрая реакция власти на беспрецедентно сильное возмущение общества фальсификацией дела и его, общества, моральная победа: оно добилось, чтобы невиновный человек не был осужден.

    Дело против Голунова фактически закончено. Но дело против системы, в которой стало возможно такое беззаконие, только начинается – иначе такие дела обязательно будут возникать снова и снова. Закон должен соблюдаться всеми и для всех – только тогда победа будет окончательной.

    Дело корреспондента отдела расследований «Медузы» (он много писал о теневом бизнесе и коррупции) началось так, как начинаются, наверное, сотни похожих дел. Он был задержан в центре Москвы 6 июня, полицейские нашли у него в сумке пакет с наркотиками, спустя сутки без сна ему предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотиков. Голунов отрицал вину, не верили в нее и коллеги и знакомые журналиста, считавшие, что это месть кого-то из героев его статей – по мнению самого Голунова, за уголовным делом стояли люди из его расследования о переделе похоронного бизнеса в Москве.

    Голунов не был публичной фигурой, но на его защиту быстро поднялось множество людей – не только друзей и коллег-журналистов, но и лично с ним незнакомых. Такой акции солидарности Москва не видела давно. Сошлось сразу несколько факторов: очевидная надуманность обвинения, демонстративная жестокость полицейских и, наконец, прямая ложь – сайт ГУВД опубликовал фотографии нарколаборатории якобы в квартире журналиста, но в реальности сделанные в другом месте. Голунов еще находился в УВД, когда перед зданием ГУВД Москвы на Петровке, 38, начались одиночные пикеты, не прекращавшиеся даже ночью; 8 июня сотни людей пришли ждать решения по мере пресечения к Никулинскому райсуду. 10 июня был закрыт сбор подписей под требованием освободить Голунова – их было почти 8000. В тот же день «Ведомости», РБК и «Коммерсантъ» впервые в своей истории вышли с одинаковой первой полосой «Я/Мы Иван Голунов» и требованием тщательного расследования дела. На 12 июня был запланирован несогласованный митинг в поддержку Голунова. Он обернулся задержанием, по данным «ОВД-инфо», 420 человек, среди которых было много журналистов: это был, надо думать, ответ полиции СМИ.

    В целом градус и масштаб возмущения делом Голунова оказались беспрецедентными и привели к беспрецедентным же последствиям: не к отдельным и часто символическим мелким уступкам, а к полному и стремительному отказу от уголовного преследования с формулировкой, которая полностью реабилитирует Голунова и косвенно признает ошибки правоохранителей. Власть фактически нарушила свои же неписаные правила – не поддаваться давлению и не сдавать своих.

    Есть ли тут повод праздновать победу? Да: честное имя Голунова восстановлено, он свободен; общество почувствовало свою сплоченность и силу; власть продемонстрировала, что не всегда может позволить себе игнорировать острое недовольство граждан.

    Но тут важно не терять ощущения масштаба происходящего. Едва ли круг причастных к фабрикации дела Голунова ограничивается двумя высокопоставленными полицейскими, отставку которых анонсировал министр. Их очевидно больше, и наказаны должны быть все, кто своими действиями превратил пять дней жизни невиновного человека в кошмар. Правда, судебная статистика по трем статьям, предусматривающим наказания за преступления такого рода, неутешительна. За последние пять лет за незаконные задержание или арест (ст. 301 УК) не был привлечен к ответственности ни один человек, за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) – семь. Сколько-нибудь массовая (от 39 до 56 осужденных ежегодно) – только статья за фальсификацию доказательств (ст. 303 УК). Однако из 239 осужденных в 2014–2018 гг. 99 получили условные сроки, 80 были освобождены от наказания по амнистии, к реальному лишению свободы (не больше трех лет) был приговорен 21 человек. При столь снисходительном отношении к преступлениям, которые дискредитируют правоохранительные органы и, если говорить шире, государство, вряд ли следует удивляться произволу силовиков: они могут быть уверены, что, даже если их махинации будут обнаружены (что само по себе маловероятно), им едва ли грозит тяжелое наказание.

    Еще важнее не терять из виду стратегическую цель: такие истории, как дело Ивана Голунова, не должны повторяться – ни с кем, никогда. Закон должен соблюдаться всеми и для всех, а его нарушение теми, кто призван его охранять, преступно вдвойне. И «наркотические» статьи УК не единственные, которые идут в дело для «улучшения» полицейской статистики или наказания неугодного кому-то человека: тут и мошенничество, и экстремизм, и даже детская порнография.

    Очевидно, что дезинфекция правоохранительной системы – крайне важный, но сложный и долгий процесс, затрагивающий интересы множества людей во власти и вне ее: сопротивление будет сильным. Он снова потребует от тех, кто добивался освобождения Голунова, настойчивости, солидарности и неослабевающего давления на власть. Но теперь мы уже знаем, что мы на это способны и что это работает.

    Что нужно знать про арест журналиста Голунова

    10 июня 2019 12:50 30

    Парня обвиняют в торговле наркотиками. Но отправить Голунова в СИЗО не вышло. На защиту встали его коллеги Фото: REUTERS

    Журналиста «Медузы» Ивана Голунова полицейские задержали 6 июня на Цветном бульваре. Парня обвиняют в торговле наркотиками. Но отправить Голунова в СИЗО у них не вышло. На защиту встали его коллеги.

    Читать еще:  Отзыв о СД Евростиль

    Ведь явных доказательств вины никто показать людям не смог. Вопросов в этой истории больше, чем ответов — информации катастрофически недостаточно. Иван занимался расследованиями. В день задержания он сдал редактору черновики с заметкой про темные стороны похоронного бизнеса. Совпадение? «Комсомолка» попыталась расставить по полочкам все детали в этой громкой детективной истории.

    КАК ЗАДЕРЖАЛИ ЖУРНАЛИСТА

    Это случилось где-то в 14:40 в четверг, на Цветном бульваре. Как рассказывают друзья Голунова, он шел на встречу с журналистом Ильей Васютиным . Не дошел. К Ивану подошли два молодых человека. Одеты по гражданке. Сказали, что он задержан. Надели наручники и на машине отвезли в отделение полиции.

    Голунов потребовал звонка адвокату и родным. По его словам, получил на это отказ: полицейские объяснили, что тут защитник-законник ему не нужен. Затем начался досмотр. По версии следствия, у репортера в портфеле якобы нашли «пять полимерных свертков с порошкообразным веществом».

    Журналист утверждает, что к «пакетикам с порошком» отношения не имеет. Говорит, что обыск проводился небрежно. А свертки лежали в рюкзаке поверх всех вещей.

    Затем Голунова полицейские повезли в его съемную квартиру. Обыск проходил с 21:00 до 22:10. Журналист сказал, что сначала у него забрали ключи от квартиры, а он 20 минут сидел в машине у подъезда. Затем его отвели в квартиру. Сотрудники проверили ящик в письменном столе. Затем осмотрели шкаф. Там, по версии полиции, нашли весы и «полимерный сверток с веществом и три полимерных пакета с клапан-застежкой с порошкообразным веществом неизвестного происхождения».

    Обыск завершился. Экспертиза установила, что это метилэфедрон и кокаин. Голунов заявил, что запрещенные вещества ему подкинули.

    Полицейские обвиняют репортера обвиняют в наркоторговле Фото: REUTERS

    ИЗБИЛИ ЛИ ГОЛУНОВА?

    По словам Голунова, в отделении он продолжил требовать адвоката. Но ему и дальше отказывали. Журналист уверяет, что его избили: якобы он схватился руками за стул, полицейские повалили его на пол, отпинали ногами, ударили кулаком в лицо. МВД опровергло факт побоев.

    Только 7 июня в 4 утра Голунов дозвонился до своей коллеги из «Би-би-си» Светлане Рейтер . Попросил ее поискать адвоката. В 7 утра портал «Медуза» выпустил заявление о задержании журналиста.

    Днем Голунову в камере стало плохо. Об этом рассказали журналистам правозащитники. Врачи «скорой» заподозрили у него сотрясение мозга и перелом ребер. Его привезли в 71-ю московскую больницу. В больнице журналисту сделали МРТ, его осмотрел терапевт.

    — Он не совсем осознает, что с ним происходит, просто кивает головой, — описывала события тех часов адвокат Ольга Динзе .

    Но в больницу у Голунова не нашли тяжелых травм.

    — Всё, что мы обнаружили, — это ссадины на спине и гематома левой скуловой области, и по протоколу мы делаем введение противостолбнячной сыворотки, потому что он не привит. Дальнейшие обследования не нужны. Скоро мы его отпустим, — рассказал главный врач Александр Мясников.

    Голунова отвезли обратно в полицию.

    НЕРАЗБЕРИХА С ФОТОДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ

    На сайте МВД опубликовали снимки нарколоборатории, которую приписывают Ивану Голунову.

    — При личном досмотре было обнаружено 5 свертков с порошкообразным веществом. По месту проживания задержанного полицейскими были также обнаружены три пакета и сверток с порошкообразным веществом, а также весы. Согласно заключению эксперта изъятое при личном досмотре является наркотическим средством – метилэфедроном, массой около 4 граммов, — говорится на сайте МВД.

    Единственное фото сделанное, как утверждает МВД, в квартире журналиста Фото: ГУ МВД по г. Москве

    Но вокруг подлинности этих фото разгорелся скандал. Эксперты задавали логичные вопросы: «Откуда такая лаборатория у журналиста?» Полицейским пришлось признавать ошибку: из квартиры Голунова был только один кадр, остальные кадры имели отношение к делу против группировки наркоторговцев.

    Коллеги журналиста забили тревогу, говоря, что наркотики Ивану подкинули. Гендиректор «Медузы» Галина Тимченко и главный редактор Иван Колпаков уверены, что журналиста могут преследовать из-за его расследования.

    А ВДРУГ НАРКОТИКИ БЫЛИ?

    Проверить это в современном мире не составит труда. Достаточно сделать нехитрые экспертизы: смывы с рук и срезы краев ногтевых пластин. Так можно понять, был ли у подозреваемого контакт с наркотиками. Но, по словам журналиста, анализы у него взяли лишь на следующий день. Лишь после того, как репортера проведали общественники и правозащитники.

    В МВД сказали, что сам Голунов отказался проходить экспертизу. Но, как уверяют эксперты, обычно у подозреваемых никто не спрашивает на это согласия.

    Странной выглядит и путаница с числом наркотиков. Сначала полиция говорила о пяти пакетиках из рюкзака Голунова. А после их количество сократилось до двух. Якобы три остальных были найдены уже при обыске квартиры.

    Коллеги журналиста забили тревогу, говоря, что наркотики Ивану подкинули Фото: REUTERS

    С воскресенья на понедельник стали известны итоги экспертизы. Во-первых, в моче Голунова наркотиков не обнаружили.

    — На сегодняшний день различными методами исследования химико-токсикологической лаборатории в биологических средах журналиста наркотики не обнаружены, — сообщил главный нарколог России Евгений Брюн в эфире программы «Вести недели с Дмитрием Киселевым ».

    Видео, где Евгений Брюн заявил, что у Голунова в анализах не было наркотиков

    Во-вторых, эксперты МВД не обнаружили следов наркотиков и психотропных веществ в контрольных смывах с рук и срезах ногтей журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Об этом в телеграм -канале сообщил глава Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

    Иван Голунов: Я никогда не принимал наркотики

    КАК ПРОХОДИЛ СУД

    Пока Голунов был в больнице, следователи попросили Никулинский суд отправить его под стражу. Поэтому с врачебной кушетки Иван сразу же попал на скамью подсудимых. Суд отказал следователям. Голунова отправили под домашний арест на два месяца. Ему запрещено покидать квартиру, сидеть в Интернете. Общаться может лишь с мамой и адвокатами.

    — Я никогда не употреблял наркотики, я ни в чем не виноват и готов сотрудничать со следствием, если оно будет придерживаться честных правил игры, — заявил во время суда Голунов.

    Следователи предъявили Голунову обвинение по части 3 статьи 30, пункту «г» части 4 статьи 228.1 Уголовного кодекса (покушение на сбыт крупной партии наркотиков). Ему грозит наказание от 10 до 20 лет лишения свободы.

    Все выходные на Петровке 38 проходили одиночные пикеты. Журналисты, блогеры, неравнодушные люди требовали свободы Голуновы. За репортера вступился целый ряд известных людей.

    Арест Ивана Голунова: что нужно знать Вся страна обсуждает арест репортёра «Медузы» Ивана Голунова. В нашем ролике всё самое главное, что нужно знать об этом деле

    МНЕНИЕ

    Ивана Голунова отпустили домой. Но кто подумает о тех сотнях тысяч, что уже сидят «за пакетик»

    Очень хорошо, что Ивана Голунова отпустили домой. Но проблема гораздо шире и больше, чем вы все себе представляете. Какое-то время назад каждый второй постоялец зоны был помещен туда за наркотики. КАЖДЫЙ ВТОРОЙ. При этом никто априори не знает, подбросили этому человеку заветный пакетик, или он его перевозил для личного употребления, или действительно барыжил. К сожалению, причинно-следственные связи в таких делах устанавливаются очень просто — приняли, нашли, превысило установленные законом граммы — добро пожаловать в самые гуманные исправительные заведения на срок от 3 до 10 лет (подробности).

    Еще больше материалов по теме: «Дело журналиста Ивана Голунова»

    Источники:

    http://novayagazeta.ru/articles/2019/06/10/80850-temnik-prislat-ne-uspeli

    http://tvk6.ru/publications/news/47863/

    http://rtvi.com/opinions/samoe-trudnoe-nachinaetsya/

    http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/06/12/804040-delo-golunova

    http://www.kp.ru/daily/26988/4048085/

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи на тему:

    Adblock
    detector