Радио Свобода отзывы

Радио Свобода отзывы

Чистякоff 4 марта 2010 года в 11:37 мнение:

Внутреннюю кухню компании всем показал даже не бывший сотрудник (как это происходит обычно), а… жена бывшего руководителя.
Журналист Ксения Ларина описала в своем блоге ужасающие нравы русского бюро «Радио Свобода» со слов мужа. Муж Ксении некоторое время был гендиректором радиостанции, после чего покинул ее стены, не найдя общего языка с журналистами. Ксения Ларина решила, что просто так это журналистам с рук не сойдет и написала изобличающий памфлет:
«Мой муж Ринат Валиулин, приглашенный в феврале этого года на должность Директора Русской службы, покинул «гостеприимные» стены правозащитной радиостанции «Свобода» 10 августа. Контракт с ним был расторгнут. Традиционную дневную летучку, которую проводят совместно московская и пражская редакции ведущий начал с поздравлений. «Коллеги! Поздравляю! Мы сделали это!» Что же они сделали? Они устроили ему гражданскую казнь. Ритуальное убийство. И уничтожили.
За прошедшие полгода я узнала о нравах и стиле жизни самой свободной радиостанции очень много удивительного. За гуманистическим фасадом пантеона свободы, демократии и защиты прав человека, как за нарисованным очагом в каморке папы Карло, скрывается чудесная страна. В этой стране борцы за свободу круглосуточно пишут друг на друга доносы самого гнусного содержания, разбирают на общих собраниях персональные дела, неустанно плетут друг против друга интриги, стараются изо всех сил понравиться соглядатаям, которых американское руководство расставило везде, как красные флажки. Кто первый донесет какую-нибудь гнусность на соседа – того и тапки. Разговаривать в редакции на темы работы с ними невозможно – они прикладывают палец к губам, в ужасе вращают глазами, и говорят леденящим шепотом – «Я тебе потом все расскажу».
Безупречная биография моего мужа доставила им немало хлопот – обнаружить компромат там невозможно: не был, не состоял, не участвовал. Каждый раз, когда он приезжал в Прагу, на стол ему сваливали кучу доносов из Москвы, один веселее другого. Договорились до того, что предложение ввести на радио должность продюсера (редактора по гостям) было интерпретировано, как попытка ввести цензуру)) На португальского журналиста, долгие годы сотрудничавшего с радио «Свобода», только за то, что его кандидатуру для поездки в Грозный одобрил новый директор, накатали телегу аж самому президенту радиостанции. На корявом американском языке бывшая звезда одесской бульварной прессы визжала: «Как, типа, бывший член компартии Португалии, может представлять интересы нашего правозащитного либерального радио?!»))))
Любое начинание нового директора встречало не просто враждебность, а откровенный саботаж. За каждым озвученным им предложением в Прагу тут же летели истерические доносы. А в Праге — милые интеллигентные люди, живут на полном довольствии, устраивают на радиостанцию своих родственников и любовниц, живут в оплаченных руководством квартирах и раз в неделю что-то там пиликают в эфире в защиту человечества. Бессрочные контракты великих журналистов — это их пропуск в вечную счастливую жизнь. Им не нужно доказывать в эфире свою профессиональную состоятельность – ведь их никто не слышит) Я говорю без всякой иронии – дело в том, что ни один из американских руководителей радио «Свобода» не интересуется этим радио, НИКОГДА его не слышал, да и русским языком не владеет. Куратор-надзиратель русской службы не знает русского языка.
Ведущие, кажется, давно держат свое руководство за полных дебилов, не устают заваливать их письмами – одами в свою честь, дабы убедить их в собственном величии. Называешь имя. «О! – восклицает бедный американец, — это выдающийся ведущий! Его слушают в Кремле!» – «Откуда вы знаете?» – «Он сам мне сказал».
Еще фамилия. «О! – это выдающаяся ведущая! К ней все ходят!» – «Так-таки все?» – «Она сама об этом сказала»
При этом беседы с гостями в эфире отличаются редкостной сервильностью, и на прямой вопрос — «А почему вы, дорогие, не задаете гостям острых вопросов?», — столпы простодушно отвечают – «А они тогда к нам не придут».
Но самое отвратительное — это атмосфера тотального всепроникающего вранья и стукачества, возведенного в культ. Врут друг другу, врут друг на друга, общаются исключительно письмами – чтобы любое слово было запротоколировано, при этом легко отказываются от своих слов, сказанных без свидетелей и микрофонов. Поедая чужаков, они изо всех сил стараются соблюсти перекошенное лицо, как сказала одна из надзирательниц в московском бюро – «нам не нужны конфликтные ситуации». Именно поэтому с неудобными обходятся тихо, по-советски, по-гэбэшному: решение об увольнении принимается во время отпуска. Возвращаешься из отпуска – тебя встречают радостными улыбками, вскидывают вверх большой палец – «Хэллоу! Как отдохнул?», а потом тихо отводят в отдел кадров и, пряча глаза, зажав в трясущихся от собственной подлости руках тетрадку с подготовленными ответами на возможные вопросы ( чтоб не сбиться ), предлагают убраться вон. Откажешься подписать – начинается изощренный шантаж. С милой улыбкой. Мы найдем, типа, способ от вас избавиться. Да, ответа на вопрос – почему? — вы не дождетесь. «У нас не принято объяснять действия руководства».
У «Свободы» был шанс стать современной динамичной яркой и умной радиостанцией. Расширить круг гостей и экспертов, сократить количество повторов, обновить эфирную обложку, выстроить оригинальную программу выходных дней, открыть дискуссионные площадки, увеличить количество слушателей, привлечь молодую активную аудиторию, стать полноправным игроком на информационном поле, а не гнать новости с лент информагентств… Собственно, для того и был приглашен на радио новый директор, который не собирался вмешиваться в редакционную политику, а собирался заниматься РАДИО. Такого столкновения с абсолютно немотивированной ненавистью, с хамством, саботажем истеричных, завистливых, самовлюбленных господ, именующих себя журналистами, мало кто мог ожидать».

На этот крик души жены экс-директора ответил один журналистов русского бюро радиостанции «Радио Свобода» Данила Гальперович (видимо, один из тех, кто недостаточно уважал мужа Ксении Лариной, экс-директора Рината Валиулина):

К сожалению, Ринат с первого и до последнего своего дня на «Свободе» совершал одну существенную ошибку – он говорил неправду. В Праге он рассказывал, каким доверием он пользуется в Москве, в Москве – о том, что его поддерживает Прага. При этом Ринат не предложил ничего, что бы меняло «Свободу» к лучшему – ни одной внятной инициативы. Поддержка Ринату нужна была в основном для того, чтобы привести на «Свободу» людей, необходимость прихода которых вызывала серьезные сомнения, а также для того, чтобы уволить человека, которого на «Свободе» уважают и ценят – Владимира Бабурина, причем в момент, когда Володя серьезно заболел, да простит он меня за эту подробность, пусть поскорее выздоравливает. Еще Ринат очень напрягся, когда Лена Рыковцева сделала программу о Людмиле Путиной, но так и не смог ничего объяснить всему Московскому бюро, которое вежливо, но настойчиво спрашивало, что же такого «желтого» он нашел в этой программе. Ни одного журналистского аргумента приведено не было, а мы так ждали… Да, еще – у предыдущих директоров Радио Свобода было как-то принято появляться в эфире. Иногда они не гнушались читать анонсы передач и записывать переводы. Если Вы вспомните хоть один случай появления Рината у нас в эфире за несколько месяцев его работы, я буду Вам благодарен. Если коротко – Рината уволили за то, что ничего не делал, толком ни с кем ничего не обсуждал и пытался обмануть Прагу и Москву одновременно.

Мне очень жаль здесь это говорить, потому что я был из тех немногих, кто знал Рината до «Свободы» и был с ним на «ты». Он приятный человек, и когда-то мы работали вместе на Би-би-си. Возможно, он растерялся на своей первой по-настоящему руководящей должности и пользовался неверными советами. Возможно, Вашими.

Теперь о «пауках в банке». Пять дней назад команда из шести сотрудников Радио Свобода вернулась из Чечни, где сделала интервью с Кадыровым. Вы всерьез полагаете, что на радио, где все друг другу враги, можно делать командную работу? Более того – только что я вышел с нашей кухни, где мои коллеги поздравляли одну из наших самых милых и самых умных барышень с днем рожденья. Очень хороший был антидот после прочтения Вашего поста, помог. Стукачеством, возможно, Вы называете общение профсоюза Радио Свобода с работодателями в форме писем. Да, у нас на радио нет просвещенного феодализма, мы пытаемся решать вопросы в открытых дискуссиях, иногда вполне эмоциональных. Да, в людях на «Свободе» иногда горят костры амбиций, характеры у всех разные, у кого-то легче, у кого-то, например, у меня – тяжелее. Но не смейте называть пауками и стукачами людей, которые могли бы уже много раз продаться туда, где платят больше. Я не о себе, я о тех замечательных людях, которые на «Свободе» делают то, что Вы делаете на «Эхе» — занимаются театром, культурой, литературой, которые уважаемы среди просвещенных людей ничуть не меньше, чем Вы. Про вранье насчет «щедрых гонораров» и «не пыльной работы» я уже и не говорю.

Зачем врёт «Радио Свобода»?

Главред «Ридуса» Андрей Гулютин — о вранье пропагандистского ресурса «Радио Свобода».

Никогда не сомневался, что «Радио Свобода» — ресурс исключительно пропагандистский. Но, честно говоря, не предполагал, что оно способно откровенно перевирать информацию. То есть подавать ее с точностью до наоборот. Вдвойне неприятно, что убедиться мне в этом пришлось на собственном примере.

Читать еще:  Радио Маяк отзывы

Накануне ко мне обратился с просьбой ответить на несколько вопросов журналист издания Марк Кротов.

Вопросы касались некоей Анны Богачевой, я действительно с ней знаком. Долгие годы я имел отношение к околофутбольной среде. Богачева тоже имела, и несколько раз, более пяти лет назад, мы пересекались.

Анна Богачева прославилась на весь мир в сентябре прошлого года, попав в американские санкционные списки. Ее имя связывали с якобы имевшими место хакерскими атаками, которые как-то могли повлиять на выборы американского президента. В организации этих атак, напомню, был обвинен предприниматель Евгений Пригожин.

Для меня не было секретом, что целый ряд журналистских коллективов уже давно роет носом землю, дабы отыскать всевозможные следы «преступной» деятельности Пригожина.

В общем, обращение ко мне журналиста из «Радио Свобода» не стало неожиданностью. Разумеется, я мог бы вообще его послать, но мне самому было любопытно побеседовать и задать собственные вопросы.

Конечно же, я не питал иллюзий, что мне стоит рассчитывать на добропорядочность коллеги. Потому избрал письменный способ коммуникации и не прогадал.

С аудиозаписью при большом желании можно «нахимичить», а переписка в Facebook сохраняет все детали — если кто-то комментарий удаляет, все равно остается соответствующая информация, да и скриншоты, если что, проще демонстрировать. Так я, собственно, и поступлю.

В среду, в 20:30, «Радио Свобода» опубликовало статью. Все ее содержание я оспаривать не собираюсь, но как была подана информация, связанная со мной, по идее может говорить о качестве всего собранного материала, в котором мелькает множество имен, названий и событий.

Итак, накануне Марк Котов поинтересовался у меня, насколько давно мы знакомы с Богачевой; он спросил, как она попала в «правооколофутбольную» среду; уточнил, как связана с делом террористической организации БОРН (реальное существование которой суд так и не доказал).

Я без сомнений рассказал, что знал, — правду всегда легко говорить. Мы вообще пообщались довольно долго, но в статью в итоге попала лишь пара слов, причем это были совершенно не те слова, что я говорил. Более того, комментарий, опубликованный от моего имени, на 100% искажал содержание моей речи. В этом легко убедиться.

На вопрос о БОРН я ответил, что детально ознакомился с материалами дела — в нем фигурировали мои знакомые, с этим делом пытались связать меня, но на то не было совершенно никаких оснований. Это дело наверняка еще ждет своего продолжения — слишком много в нем осталось белых пятен, слишком многое притянуто за уши в обвинительном заключении, слишком подозрительно погиб главный фигурант.

В общем, Котов заявил мне, что «есть версия, что ее после суда [по делу БОРН] „принудительно сослали“ к Пригожину». «Пытаемся найти какие-то подтверждения этой версии», — заключил журналист «Радио Свобода».

Я ответил, что это вряд ли возможно — Богачева не фигурировала в материалах дела. Собеседник пытался настоять, что все-таки по делу она проходила.

«Ну сдавала квартиру там людям из БОРНа, ну какие-то еще мелочи», — написал собеседник.

«Да, именно, что-то она там сдавала», и не более, заметил я.

Далее мы еще поговорили много о чем, в том числе о деятельности Пригожина, но все это оказалось в итоге неинтересно авторам «расследования».

В опубликованной в среду статье приведены лишь мои слова о том, что роль Богачевой сводилась в выполнению «мелких технических поручений» террористов.

Иначе говоря, я, находясь в здравом уме и твердой памяти, уверенно говорю о том, какие кому роли были розданы в мифической организации, на счету которой множество убийств. Несмотря на то, что я выразил сомнения хоть в какой-то связи Богачевой с преступниками.

Более того, спустя буквально пять минут после публикации «Радио Свобода» ее цитирует другое издание — «Медиазона», и это наводит на подозрения о том, что коллеги были в курсе готовившейся статьи и знали ее содержание. Иначе как за это время успеть отреагировать на заинтересовавший материал, проанализировать его, написать собственный текст и опубликовать.

Разумеется, мой абсолютно искаженный комментарий приведен слово в слово.

Еще через час первоисточник с «моими словами» цитирует телеканал «Дождь».

А затем происходят и вовсе чудеса, как говорится, следите за руками: «Радио Свобода» меняет мои слова в тексте.

Теперь, по их версии, я считаю, что «роль Богачевой в деле БОРН заключалась в том, что „она что-то там сдавала“». Что тоже не отражает действительности, но поближе к правде, если сравнивать с первоначально приведенными словами.

Однако у изданий, что процитировали «Радио Свобода», мой комментарий остается прежним. Теперь Марк Котов и его соавторы как будто ни при чем, а коллеги из других изданий, вероятно, сами что-то перепутали и додумали.

Но нет, разумеется, случайным стечением обстоятельств произошедшее быть никак не может. У «расследования» «Радио Свобода» указаны три автора, а значит, текст не мог не вычитываться и согласовываться множество раз — это не срочная новость. Получается, имело место сознательное искажение фактов.

Потому я, Андрей Гулютин, главный редактор интернет-газеты «Ридус», обязательно предприму соответствующие юридические шаги и постараюсь наказать лжецов.

Кстати, Марк Котов пытался выспросить меня, не сотрудничает ли «Ридус» с Пригожиным. Я и на этот счет дал вполне однозначный и развернутый ответ, даже странно, что и он не подвергся искажению, — а то какой бы был скандал.

На всякий случай я здесь процитирую сам себя: «Мы никогда бы не стали связываться со структурами Пригожина. По многим причинам. В том числе этическим. Впрочем, в вопросах бизнеса я предпочитаю руководствоваться нормами здравого смысла».

Также я добавил, что «именно „Ридус“ стал первым российским изданием, кто официально, так сказать, подтвердил устами живого спикера гибель российских наемников [из „ЧВК Вагнера“ 9 февраля 2019 года] в Сирии», дав ссылку на соответствующую нашу статью. Кроме того, именно «Ридусу» удалось опубликовать большое интервью с бывшим соратником Дмитрия Вагнера.

За эти оба материала наше издание и наших авторов пытались называть «фейкометами», пока озвученные нами факты не нашли подтверждений во многих других источниках.

В завершение отмечу еще одну деталь: среди соавторов «расследования» «Радио Свобода» значится Александр Литой, под этим псевдонимом скрывается потомственный диссидент Литинский Александр Леонидович, в прошлом журналист РБК и «Новой газеты», сегодня «рулящий» порталом ovd.info, участник анархического объединения «Автономное действие», один из авторитетных «красных» скинхедов, деяния которых я некогда описал в деталях.

Этот человек на протяжении многих лет испытывает ко мне глубокую личную неприязнь и пытается насолить при любом удобном случае. Потому не исключаю, что искажение моих слов — дело именно его рук.

Радио Свобода отзывы

Были антисоветскими, а теперь будут антироссийскими. Какая разница, когда ты знаешь, как это делается. Когда-то в холодной войне «Радио Свобода» и «Голос Америки» были на передовой идеологической борьбы и пропаганды. И вот теперь им придется туда вернуться. Таково официальное решение Вашингтона.

Что такое «Радио Свобода», помнят многие. Помнят время, когда в Союзе его глушили, но все равно слушали. Знали, что там работают бывшие наши: были люди приличные, а были оголтелые антисоветчики.

Вообще в истории «Радио Свобода» есть много любопытного и секретного. Например, там собирали Архив Самиздата. А его особому «Красному архиву» позавидовала бы любая западная разведка. Даже ЦРУ не располагало такими сведениями о партноменклатуре и членах ЦК КПСС, какие имелись здесь, в научно-исследовательском отделе. И все-таки, это время прошло. В 1990-е вся история с антисоветской пропагандой сошла на нет. Страна развалилась, и они успокоились. Но вот всё возвращается. «Свобода» снова набирает в штат пропагандистов и агитаторов (это как-то странно звучит, если вокруг слова свобода не ставить кавычки).

Наш специальный корреспондент Анатолий МАЙОРОВ поехал в Прагу, чтобы узнать, почему коллеги снова расчехлили оружие, зачем им это, как работает постаревшая пропагандистская машина и от кого их защищает секретный бункер. Кстати, в профессионализме коллегам не откажешь: Толя отличный журналист, и его там едва не взяли на работу. В чем же не сошлись? Ему слово. Специальное расследование для программы «Главное».

Город трамваев и мостов, почти легальной проституции, завораживающей готики и лучшего пива в мире. Казалось бы, при чем тут кладбище? Но ради этих скорбных плит, опутанных ветвями дикого плюща, супруги Линерт прилетели в Прагу. Многочасовое изматывающее путешествие — только из-за одного надгробия. Здесь лежит писатель Кафка — автор легендарного романа о несчастном Йозефе, который так и не понял, в чем обвиняла и за что его судила некая тайная организация, ее очень вежливые, но очень хладнокровные агенты.

Сотрудник службы безопасности: «Вы слышите меня? Стойте здесь, не убегайте, пожалуйста! Возможно, вы готовите теракт».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Террористы? Мы?»

Сотрудник службы безопасности: «Может быть».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Это шутка?»

Сотрудник службы безопасности: «Нет».

Анатолий Майоров, корреспондент: «Вы очень вежливая, но очень странная охрана».

Сотрудник службы безопасности: «А мы не знаем, почему вы здесь гуляете».

Обвинения в связях с «Талибаном», уже в реальной жизни, в Праге можно схлопотать по адресу Виноградская, 159. Здесь находится самое охраняемое здание в стране — центральный офис американской радиостанции «Свобода», ключевое слово — американской. Отсюда — три периметра охраны, бронированные стекла, стены, которые, как говорят, выдерживают выстрел из РПГ-7. И, конечно же, секьюрити с манией преследования. Практически по Кафке — они сами не знают, в чем виноват бедняга, но, видимо, уже по инструкциям от ЦРУ, должны его подозревать.

Анатолий Майоров, корреспондент: «Я просто жду моего друга».

Читать еще:  Отзыв о Голос России

Сотрудник службы безопасности: «А почему здесь?»

Анатолий Майоров, корреспондент: «Я не знаю, я не местный, мне просто сказали стоять здесь, это же просто тротуар!»

Сотрудник службы безопасности: «Да, но вы стоите здесь уже 7 минут, мы засекали! И это нам не нравится, мы вызываем полицию».

«Свобода» или «Свободная Европа» — частная американская медиаструктура. Седьмой десяток лет живет на деньги конгресса США, на 28 языках несет в мир слово демократии. По крайней мере в это верят — или делают вид, что верят, — работающие здесь журналисты. Но вот по факту популярный в холодную войну рупор американской пропаганды заржавел настолько, что даже потерял во многих странах свои частоты. Франца Кафку, конечно, тоже не признавали гением при жизни. Но в истории «Свободы» это не сработало. Ее бывшие сотрудники уверены: в медийном плане «Свобода» умерла уже давно, а взамен признания купается в позоре.

Лев Ройтман, журналист: «Я — американский гражданин, и то, что радио находится в грязи, в которую она сама себя обмакнула и не хочет обтереться, это трагично. Это прореха на Америке».

В холодную войну советский диссидент Лев Ройтман был ведущим комментатором радио «Свобода», клеймил позором советскую систему, и, по логике вещей, сейчас должен был переключиться на обличения России. Но не случилось. Еще задолго до начала информационной атаки на нашу страну Вашингтон ввел новые правила на радио. Сначала построил для журналистов бункер, потом создал цензуру. Если из уст профессиональных дикторов оппоненты США не выглядели извергами, дикторов и журналистов увольняли. Быстро, с улыбкой и взяткой за молчание.

Снежана Пеливан, журналист: «Это одна из причин, почему они играют по этим правилам — увольнять без причин. Это очень удобно избавляться от неудобных журналистов».

Анна Карапетян, журналист: «Я служила демократии, я думала, что служу этому. Но оказалось, что я, сидя перед микрофоном, сама бесправна».

Анна и Снежанна — бывшие сотрудницы «Свободы» — не пошли на сделку с совестью и не взяли деньги. А сейчас, как бы это нелепо ни звучало, хотят дискредитировать верхушку американской медиаструктуры в Организации Объединенных Наций. То есть просить защиты одних демократов от других. Главное — не перепутать.

Пётр Гаек, журналист, пресс-секретарь президента Чехии (2003-2013 гг.): «Главная ценность «Радио Свобода» — вовсе не журналистика. Это медиа кишит агентами американских спецслужб, и здесь, в Праге, они просто легализуют свою работу под прикрытием СМИ. В Чехии у ЦРУ очень хорошая логистика, и, опять же, относительно недалеко к российским границам».

Это — единственное место в Праге, где можно быть под носом у агентов ЦРУ и при этом оставаться незамеченным. Всего 20 метров вправо и один забор городского кладбища – все, что разделяет нас сейчас от сотрудников внешнего периметра охраны «Радио Свобода». Чешско-американский журналистский бункер построили впритык к еврейскому погосту, на котором, кстати, похоронен сам Франц Кафка. Журналисты радио этим обстоятельством гордятся, но не любят говорить о другом, очень страшном совпадении. В годы фашистской оккупации пустырь, на котором сейчас стоит журналистский бункер, нацисты использовали под фильтрационный лагерь, из которого потом евреев увозили в концлагеря Собибор, Терезин, Освенцим. Получается, что в 21 веке «Свободу» буквально построили на человеческих костях. Зачем? Еще одна загадка этого сверхсекретного объекта.

Какие же секреты хранит служба безопасности? И можно ли пройти сквозь три периметра охраны? Чтобы узнать это, идем на авантюру — пытаемся трудоустроиться. Одновременно с информационной атакой на Россию Вашингтон расширяет штат. На базе радио создают киберотдел, который несет свет демократии в соцсетях и целую телевизионную редакцию, которая под нужным углом следит за событиями в Киеве и Донецке. Первый периметр — внешние наблюдатели в гражданском, второй круг — проверка газоанализатором. С официальным приглашением в секретный бункер охрана даже старается быть дружелюбной. Внутренний дворик, и вот она – «Свобода»!. Нет, еще не все. Еще пара тяжелых бронированных дверей, из-за которых одна журналистка заработала себе грыжу, третий периметр службы безопасности и… первое впечатление от секретного медиа-убийцы — тотальный контроль за персоналом. Огромный ньюс-рум в открытом атриуме, стеклянные стены кабинетов, портреты Сталина (наверное, чтоб боялись) и крупный калибр информационного орудия — телевизионная редакция. Скоро эфир — судя по картинке на рабочих мониторах, будут новости из Донецка. Правда, здесь говорят — новости от террористов, которые сами стреляют по своим домам.

Сотрудник радио «Свобода»: «Нам нужен корреспондент в Москве дополнительный, конечно, если у тебя есть опыт работы в Донецке, я бы была заинтересована, так как мне дальше на ротацию надо кого-то отправлять».

Сотрудник радио «Свобода»: «Мы завтра после обеда свяжемся с тобой, или еще раз встретимся, или по телефону обсудим».

Вторая встреча назначена на утро, уже в неформальной обстановке. Перед важным разговором сотрудник радио по фамилии Касаткин вежливо угощает чашечкой Американо и предлагает сделку.

Сотрудник радио «Свобода»: «У нас есть позиция по России. Если ты делаешь для нас первый репортаж, ты больше нигде не работаешь. В среднем 250 долларов за сюжет».

Корреспондент: «Когда человек приезжает на юго-восток, он получает две аккредитации — гражданскую и военную. Мне под какой там работать?»

Сотрудник радио «Свобода»: «Идеально, конечно, с российской аккредитацией работать. Все меньше и меньше с нами идут на контакт».

Получается очень интересная история. Вроде бы серьезное медиа, которое несет свет демократии в этот мир, работает по абсолютно серым схемам. Предлагая будущему сотруднику снимать репортажи по документам российского телеканала, но для «Свободы», ее руководители нарушают не только профессиональные, этические, но и юридические нормы. Говоря проще, находясь в Праге, редакция получают материал из стратегически важной горячей точки, а потом ставит его в эфир и трактует так, как считает нужным. Точнее, как считают нужным некие частные лица из Конгресса США.

Лев Ройтман, журналист: «Иностранцы, которые там работают, имеют статус — узники Гуантанамо. С одной разницей — они хорошо оплачиваются, что делает их наемниками, но полностью бесправными».

«Наше маленькое Гуантанамо» — в шутку называют редакцию «Свободы» ее сотрудники. И, видимо, с каждым днем юмора в самоиронии становится все меньше. Журналисты на контрактах работают в Праге за 50-80 тысяч долларов в год, конгрессмены снимают для них хорошие квартиры в центре, оплачивают медстраховку и обучение детей. Зона абсолютного комфорта — за нужный Вашингтону ракурс новостей. А в случае непослушания — моментальная экзекуция с расторжением контракта. Бывшие сотрудники до сих пор не знают, за что именно их уволили с радиостанции. Главный герой романа Франца Кафки тоже так и не понял это перед казнью.

Свобода. Радио Свобода.

Руслан Левиев (по паспорту Руслан Карпук), основатель сей «группы» названной почему-то по-англицки, как и предыдущая версия сей «группы» WarInUkraine

Чето выглядит он как дебил. Или мне кажется это.

нужно говорить — предположительно

а уже после этого многочисленные доказательства

При этом большая часть этой организации живёт в Германии=) У них постоянно новости о том какой ужас творит Россия=)

Необходимо не только им клеймо инагента поставить, а еще заставить писать об этом в начале, в середине, и в окончании любой публикации. В том чисте и в тввитер. Сначала пусть пишут что инагент и финансируется госдепом, потом саму новость, если символов хватит)

Предположительно у них есть многочисленные доказательства.

Отпечатки лично Путина на минах, слегка обгоревший приказ МО РФ с подписями, какие предположительно многочисленные доказательства?

Они предположили — это доказательство

а «нашли в интернете» — вообще аксиома, не требующая доказательств

Так что на Колыму их получится послать не раньше взятия Вашингтона. Во времена страшного СССР их глушили. Малоэффективно. Сейчас можно начать блокировать. Ещё неэффективней.

Тут от конечного потребителя только зависит. Хочется кому-то верить Геббельсовским листовкам — он верит. И листовку он всё равно раздобудет. От говна очистит и будет с упоением читать «свободную и независимую прессу».

Предположительно очень растяжимое понятие.

Предположительно в Радио «Свободе» — собрались исключительно либерасты да пропагандоны США, к тому же все они геи и жахают во все отверстия друг друга. Несмотря на многочисленные доказательства, камен-аут сделать они не хотят(

В Радио «Свободе» — собрались исключительно либерасты да пропагандоны США, к тому же все они, предположительно, геи и жахают во все отверстия друг друга. Несмотря на многочисленные доказательства, камен-аут сделать они не хотят(

В Радио «Свободе» — собрались исключительно либерасты да пропагандоны США, к тому же все они, предположительно, геи и жахают во все отверстия друг друга. Несмотря на многочисленные доказательства, камен-аут сделать они не хотят(

Радио Свобода отзывы

Весь КГБ СССР и ФСБ РФ, все идеологические отделы ЦК КПСС, все кукрыниксы-ефимовы из газеты «Правда», весь коллективный Пушков-Леонтьев-Мамонтов и примкнувший к ним Шевченко — все они, до кучи, так и не сумели нанести по престижу США в России удар такой силы, какой удался неизвестным заокеанским клеркам, в одночасье пустившим под нож московскую редакцию радио «Свобода».

Много лет я имел честь и счастье приходить сюда, в Старопименовский переулок. На этих этажах редко везло с варягами-начальниками, но зато было в радость общаться даже с техническим персоналом. Для всех этих людей—журналистов, продюсеров, референтов — работа на «Свободе» была не только куском хлеба: само слово «свобода» значило для них гораздо больше среднестатистической нормы. Этих людей отбирала сюда жизнь, поштучно.

Несколько дней назад они были выброшены на улицу мгновенно, списком, по алфавиту и целой интернет-редакцией. Какой там Пушков! — послушайте, что сегодня говорят про американскую администрацию люди, годы напролет несшие (поверьте, за очень небольшие деньги) тот самый факел свободы с логотипа заморского радио…

Читать еще:  Отзыв о Relax FM

Идеалы свободы, разумеется, никуда не денутся:выброшенные со Старопименского переулка вряд ли пойдут трудоустраиваться на ВГТРК… Но это ж надо было уметь наложить такую кучу на репутацию легендарной радиостанции!

Да, перемены, перепрофилирование на видео etc., новая стратегия вещания… — кто ж против? Но сама мысль, что на «Свободе» можно без ущерба для жизни просто сменить личный состав, как в «Макдоналдсе», — мысль, выдающая в заокеанских менеджерах крупных мыслителей и знатоков производственного процесса.

Такие кадровые решения могут, наверное, прохилять в автопроме, если в Тольятти завезти пару тысяч японцев со своим конвейером. Но там, где счет идет на имена, а речь — об этических материях, капитализация прямо связана с репутацией и административное свинство не компенсируется ничем.

Во что превратились НТВ и журнал «Итоги» — все, кажется, уже разглядели. Но там хоть речь шла о кардинальной перемене собственника, а тут — харакири своими руками!

Хорошие проекты не начинаются с прихода на этажи редакций «расстрельных команд». Ничего не имею против сотрудников «Вокруг света», которым уже предложено занять освободившиеся рабочие места, но не хотел бы сегодня оказаться на их месте…

А вот за Машу Гессен я спокоен. Она оказалась дамой без интеллигентских комплексов. Уже получив выгодное предложение со «Свободы», изобразила вспышку профессионального достоинства и подняла шумный либеральный бунт в журнале, из которого все равно собиралась валить.

Получилось два в одном, как шампунь.

Удачи на новом пути.

Впрочем, все это — персональные подробности новейшего пейзажа. А сам пейзаж этот, нарисованный, как ни смешно, Госдепом США в соавторстве с Путиным и Ко, выглядит так: административный бурелом на месте легендарного радио «Свобода» на фоне информации о многолетнем бесперебойном финансировании американским правительство партии «Единая Россия» — той самой, которая законодательно запретила этому американскому правительству вещание в России!

Все это должно сильно понравиться американским налогоплательщикам, у которых может сложиться справедливое ощущение, что их страна — за их деньги! — исполняет роль полного идиота.

Первый раз я пришел на «Свободу» в 1985 году, еще в Englischergarten в Мюнхене – в здание, которое взрывало чешское ГБ с подачи советского. Потом писал в вашингтонское бюро, затем в нью-йоркское, так что могу сказать пару слов на эту тему.

Главной проблемой «Радио Свобода» было то, что оно всегда оказывалось американской заложницей партийной борьбы. «Свобода» находилась под двухпартийным руководством, но, несмотря на это, демократы всегда относились к ней как к занозе в заднице, символу холодной войны, которой они боялись больше, чем войны настоящей. Им всегда чудилось – и чудится, — что стоит только закрыть «Радио Свобода», перестать поддерживать диссидентов/оппозицию и сложить все боеголовки в сундук, как Брежнев/Андропов/Путин сразу станут зайками и восторжествует полный детант/reset и make love not war во всем мире.

Только не надо подозревать, что «пиндосы такие тупые». На каждого полезного идиота приходится десять серьезных людей, чьи доходы напрямую зависят от того, сколько килограммов подобной лапши они развесят на уши. В 1980-е это были боровшееся за вход на советский рынок PepsiCo и Seagram, сегодня – Boeing, Caterpillar, AIG и. имя им легион.

Попытки устроить «Свободе» веселую жизнь предпринимались на моей памяти неоднократно, но до сих пор лишь с частичным успехом. При Рейгане демократы обвиняли руководство «Свободы» в антисемитизме, при демократе Клинтоне «Свободу» чуть придушили и перевезли полуживую пациентку в Прагу. Наконец прилетел голубь мира Обама и, конечно, нагадил, добившись заветной цели под дымовой завесой «реорганизации». Свобода кончилась, остался(?) сайт – один из тысяч, и вернуть ему былую роль, аудиторию и влияние невозможно. Зато убойному отделу можно выдать еще по одной медали за спецоперацию в политике reset. Неудивительно, что главным киллером «Свободы» стал Стивен Корн – ветеран «либерального» продемократического тернеровского концерна TBS, ныне президент РС.

Обсуждать, когда Путин протянет руку дружбы в ответ, конечно, смешно. Это дискуссия для сумасшедшего дома, которым на сей день, к сожалению, является вашингтонский Белый Дом с его невменяемым постояльцем. Нам же стоит только пожинать горькие плоды reset – и ждать, когда в БД вернется доктор из республиканцев, чтобы реанимировать «Свободу». Она нужна нам – и чем больше Путина, тем будет еще нужнее.

Поскольку люди, не обязанные следить за происходящим на «Радио Свобода», до сих пор мне задают в разных видах один и тот же вопрос, я публикую этот текст. Сразу извиняюсь за обилие «я». Но это и обо мне.

После почти 22 лет, как говорится, «беспорочной службы», я не работаю на Русской службе «Радио Свобода».

А теперь о главном.

Мне несказанно повезло. Первый раз к микрофону РС привел меня на Бродвее в Нью-Йорке жарким летом 1990 года удивительный Петр Вайль. На стажировку в Мюнхен в декабре того же 1990-го. пригласил рыцарственный идеалист Вадим Белоцерковский. Меня впервые посадил за комментаторский «круглый стол» эрудит и виртуоз слова Лев Ройтман. Показал другое пространство Истории мудрый как змий Владимир Тольц. Мир спецслужб объяснил прозорливый Кирилл Хенкин, а поле интриг внутри «Свободы» освещала остроумная Ира Хенкина. Понять Украину помог Владимир Малинкович, а свободный мир – Володя Дубинский. Предложение стать постоянным автором «В стране и мире» мне сделал блистательный создатель обновленной репортерской «Свободы» Савик Шустер. На работу взял гениально-мизантропический Владимир Матусевич. Помогал администратор радио Ларри Шервин.

В нашей (лучшей на свете!) репортерской команде были Андрей Бабицкий, Марк Дейч, Митя Волчек, Карэн Агамиров, Иля Балаханова. С великим и ужасным Андреем Бабицким мы весело поработали в наш звездный час в Белом доме в августе 1991-го. Я горд тем, что благодаря написанному мной и мною же проведенному через кабинеты аппарата президента Бориса Ельцина указу «Радио Свобода» легализовалось в России. Я рад тому, что привел на «Свободу» порядочнейшего Володю Бабурина и педантичного Сергея Сенинского.

В московское бюро пришли замечательные каждый по-своему Виталий Портников, Аня Качкаева, Марина Тимашева, Кристина Горелик, Илья Дадашидзе, Андрей Шарый, Ира Лагунина, Лиля Пальвелева, Олег Кусов, Григорий Кричевский, Радик Батыршин, Вероника Боде, Георгий Попхадзе, Данила Гальперович. Ничего бы не было без самых-самых профессиональных радиопродюсеров. Это Лена Колупаева, Марк Штильман, Дима Налитов, Олег Львов, Наталья Гуреева, Саша Орлов-Сокольский, все-все остальные. Нас бы не услышали в России, если бы не великий человек-гора Илья Точкин и его прекрасные инженеры. Бывший тогда иным, чем ныне, профессионал своего дела Владимир Кулистиков впервые посадил меня вести эфиры Liberty Live. Наш прозорливый «Старик» Юра Гендлер году этак в 1996-м послал меня, как оказалось, на 16 лет изучать политический мир регионов России. Благодаря его урокам родилась программа «Выборы», потом — «Время политики». Блестящие специальные репортажи, настоящие радийные «документальные фильмы» для нее делали Володя Долин, Мумин Шакиров, Карэн Агамиров, Виталий Камышев.

Жаль, что не перечислить всех наших соавторов – корреспондентов в регионах, без них бы мы ничего не сотворили. Спасибо, Артур Асафьев, Андрей Королев, Юрий Багров, Сергей Гогин, Наталья Бурмистрова, Оля Бакуткина, Марина Лобода, Александр Валиев, Миша Жеребятьев, Миша Горбунов, Таня Вольтская, Юра Багров, Вера Володина, Таня Албаут, Елена Годлевская, Сергей Коробов. Гузель Латыпова, Анна Липина, Лада Леденева, Григорий Бочкарев, Игорь Телин, Николай Зюзев, Руслан Дзкуя, Мелани Бачина, Олег Купчинский, Антон Лузгин. Простите, всех не назову – это же сотни людей!

Во времена директорства эстета Марио Корти родилась, когда я был в Праге, программа «Продолжительность жизни», и я успел увидеть и записать уходящий мир первой и второй волн эмиграции, о котором можно бесконечно говорить с выдающимся знатоком эпохи Иваном Толстым. Успел поспорить с Алексеем Цветковым, Тенгизом Гудавой, Анатолием Стреляным.

Все понимавшая Маша Клайн, а потом и Ефим Фиштейн дали мне возможность выполнить пожелание профессора Юрия Афанасьева: нырнуть на шесть лет в архивы, защитить диссертацию и написать книгу «Соблазн активизма». При Маше Клайн мы с Володей Бабуриным, Леной Рыковцевой, Аней Качкаевой, Витей Резунковым, Виталием Портниковым повели прямые эфиры сначала «Часа прессы», а потом и «Времени гостей».

Тогда же Катя Пархоменко, а потом и Люда Телень со своими командами открыли нам дорогу в большой Интернет.

Добрейший Ефим Фиштейн убедил меня после смерти Володи Бабурина послужить в Москве год главным редактором. Спасибо всем, кто мне помогал. Простите, если что не так, но если я и бывал тверд, то только ради дела.

И наконец, ежедневно я получал истинное удовольствие вместе с Володей Кара-Мурзой и Андреем Труханом, придумывая сюжеты «Граней времени».

Отмечу, что за два десятилетия не было случая, чтобы наши спонсоры приказали мне или кому-то еще, что и как писать. Это было внутренним делом нашей русской редакции. И в этом уникальном отстаивании свободы — заслуга директоров Русской службы: Владимира Матусевича, Юрия Гендлера, Марио Корти, Маши Клайн и ее зама Петра Вайля, наконец, Ефима Фиштейна.

Было много идей и планов, но 20-21 сентября наш давно уже покореженный ударами судьбы поезд на полном ходу воткнулся в резиновую стену бюрократического идиотизма.

Занавес над обломками «Свободы» опустился. Жалеть не чем. Мне лично очень повезло. Всего вам доброго. Спасибо за внимание.

Источники:

http://www.iworker.ru/opinion/company/329891

http://rusvesna.su/news/1570092232

http://www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/508717/129/

http://pikabu.ru/story/svoboda_radio_svoboda_5501046

http://demset.org/f/showthread.php?t=3867

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector