Отзыв о Столкновения на Болотной

Что происходило на Болотной площади пять лет назад. Фотогалерея

6 мая 2012 года, вскоре после президентских выборов, в Москве должен был состояться согласованный оппозиционный «Марш миллионов», включающий митинг на Болотной площади. Акция вылилась в беспрецедентные столкновения с полицией и массовые задержания участников акции. В результате более 30 человек стали фигурантами «болотного дела». Что происходило на Болотной площади пять лет назад — в фотогалерее РБК

6 мая 2012 года на Болотной площади проходил «Марш миллионов» — акция протеста против итогов президентских выборов. Она была согласована, но переросла в массовые задержания и столкновения с полицией, которые, в свою очередь, привели к уголовным делам, объединенным в так называемое болотное дело.

В оппозиции связывали причины столкновений с тем, что на пути движения колонны был перекрыт сквер на Болотной площади и мосты на подходе к ней, а перед Малым Каменным мостом выставили цепь ОМОНа. Как утверждали организаторы, подобной договоренности с властями не было.

Об этом говорится и в материалах дела, где сказано, что «с организаторами публичного мероприятия картографическое решение и план не согласовывались, до общественности и участников мероприятия не доводились, т.к. эти документы носят служебный характер».

Уголовное дело по факту массовых беспорядков было возбуждено в тот же день. За пять лет обвиняемыми по делу стали 35 человек.

Процесс над задержанными проходил в несколько этапов. Первые 12 человек оказались на скамье подсудимых в июне 2012 года. «Вторая волна» задержаний по делу началась в феврале 2013 года. Аресты обвиняемых продолжались в 2015 и 2016 годах.

В сентябре 2015 года ЕСПЧ обязал Россию выплатить €7 тыс. фигурантам дела о беспорядках на Болотной площади Артему Савелову, Леониду Ковязину и Илье Гущину. В январе 2016 года российские власти обжаловали решение Европейского суда. Тогда же суд обязал Россию выплатить компенсацию в размере €25 тыс. оппозиционеру Евгению Фрумкину и еще €7 тыс. в качестве возмещения судебных издержек. В ходе разбирательства суд пришел к выводу, что именно действия полиции привели к эскалации конфликта на Болотной площади.

На рассмотрении в ЕСПЧ находятся еще несколько дел.

Большая Болотная провокация

Беспорядки на Болотной площади 6 мая стали точкой невозврата для российской несистемной оппозиции. В этот день закончился мирный протест. Правоохранительным органам еще предстоит выяснить, кто именно привел на Болотную боевиков, вооруженных коктейлем Молотова, ножами и газовыми баллончиками, какую роль в этом сыграли лидеры оппозиционеров Алексей Навальный и Сергей Удальцов.

Преступление в прямом эфире

Оппозиция уже попыталась применить свой традиционный прием – показывать себя безвинными жертвами режима. Но «Марш миллионов» снимался на видео, где зафиксирована каждая секунда провокации. Эти кадры исчерпывающе документируют, как лидеры оппозиции устроили провокацию.

6 мая напряжение в толпе протестующих началось еще в районе метро «Октябрьская», где собирались участники «Марша миллионов». Организаторы заявили, что в акции примет участие всего пять тысяч человек. Полиция установила достаточное число рамок, чтобы беспрепятственно пропустить на Большую Якиманку такое количество людей. Однако на акцию привлекли гораздо больше участников (по оценкам ГУВД – 8 тысяч человек, по оценкам оппозиции – 20 тысяч человек). Протестующих свозили на марш из других регионов, и их число организаторам должно было быть известно заранее. Итак, устроители шествия изначально спровоцировали давку, нагнетая обстановку, вместо того чтобы поддерживать мирный и цивилизованный протест.

«Всем сидеть!» Когда колонна оппозиционеров дошла до кинотеатра «Ударник», она, в соответствии с планом проведения акции, должна была свернуть направо и уйти на Болотную площадь, на согласованный митинг. Вместо этого лидеры оппозиции – Сергей Удальцов, Алексей Навальный, Борис Немцов, Евгения Чирикова и другие – внезапно остановились и попытались устроить сидячую забастовку.

На видео, снятом программой MinaevLive с верхней точки, легко увидеть момент, когда толпа подходит к полицейскому кордону, часть людей сворачивает на Болотную. Они еще не знают, что на самом деле никакого митинга не предвидится. Проход на площадь достаточно широк, люди свободно передвигаются в обе стороны. Давка начинается чуть позже, когда лидеры шествия останавливаются, создавая запруду из людей, мирные участники акции оказываются в западне.

На следующем видео, снятом уже из толпы, видно, что происходит в этой «пробке». Алексей Навальный истерично кричит в мегафон, призывая всех немедленно сесть на асфальт: «Те журналисты, которые не сядут, мы сейчас выгоним всех на хрен отсюда. Все стоят, потому что вы стоите», – нападает Навальный на сотрудников СМИ, которые пришли на марш выполнять свои служебные обязанности, а не поддерживать действия оппозиции. Еще недавно свобода и независимость СМИ были одной из главных ценностей либералов, но 6 мая об этом все почему-то забыли. «Не заставляйте меня снова кричать, как я кричал в каком-то ролике, если вы помните», – не успокаивается Навальный.

Еще одно видео зафиксировало призыв Сергея Удальцова к проведению несанкционированной акции. И это притом, что именно Удальцов согласовывал с мэрией Москвы сроки и место проведения марша, гарантируя, что все пройдет в соответствии с законом. «Друзья, мы не уходим сегодня. Москва наша! Путин должен уйти! Туалеты занимайте, не отдавайте никому! Стоим, пока не отменят инаугурацию! Туалеты занимайте, чтобы было, куда ходить», – кричит Удальцов в микрофон. Кстати, сортирная тема не отпускала оппозицию еще долго: когда начались столкновения с ОМОНом, несколько разгоряченных протестующих выволокли на набережную биотуалеты, пытаясь выстроить из них заграждение.

Нападение на ОМОН

Однако люди не отреагировали на призывы Навального устроить сидячую забастовку. В это время группа боевиков под флагами «Левого фронта» (который возглавляет Сергей Удальцов) и Антифа (связаны с радикальными защитниками Химкинского леса и Евгенией Чириковой) кинулась на цепочку ОМОНовцев, перекрывших дорогу на Большой Каменный мост. В ОМОН полетели фаеры, бутылки, коктейли Молотова. «Мирные протестующие» нападают на бойцов с древками от флагов, те отбиваются резиновыми дубинками.

«Толпа начала давить ОМОН. Милиционера несут – его пырнули ножом», «Мента гасят под деревом», «Фаер полетел в ОМОН», «В ОМОН летят стеклянные бутылки», «Народ пошел сбиваться на ОМОН, отрезана группа ОМОНа в толпе, люди побежали их бить, срывают каски», – такую хронику беспорядков на Болотной опубликовала в Twitter журналист «Эха Москвы» Тоня Самсонова.

Толпа отсекает группу из семи-восьми ОМОНовцев, десятки человек набрасываются на них и начинают избивать бутылками и древками флагов. Бойцы, вынужденные отбивать своих товарищей, растаскивают агрессивную толпу и применяют слезоточивый газ. Кстати, как рассказывает один из очевидцев, в момент столкновения у боевиков оказались ящики бутылок с коктейлем Молотова. Это еще одно свидетельство того, что провокация готовилась заранее и осуществили ее сами оппозиционеры.

По официальным данным, в ходе пресечения противоправных действий на Болотной площади пострадали 12 бойцов ОМОН: трое получили травму головы, у двоих разбиты подбородки, семеро получили ожоги глаз после того, как неизвестные распылили газовые баллончики. Всего пострадало более 30 сотрудников МВД. К числу пострадавших от беспорядков на Болотной можно отнести и тех, кто оказался заложником организаторов, кто пришел на марш с маленькими детьми, поверив, что акция будет мирной и лидеры не пойдут на эскалацию конфликта.

Болотная 212 После столкновения на Болотной Следственный Комитет РФ возбудил уголовное дело по части 3 статьи 212 УК РФ «Призывы к массовым беспорядкам». Наказывается ограничением свободы на срок до двух лет либо принудительными работами на тот же срок. И уголовное дело по части 1 статьи 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти». Наказывается штрафом в размере до 200 тысяч рублей или лишением свободы на срок до 5 лет, а в случае насилия, опасного для жизни и здоровья, до 10 лет.

Читать еще:  Отзыв о mobicargo.ru мобильное приложение

Сейчас следственные органы изучают показания свидетелей и видеозаписи инцидента. В качестве свидетелей уже были допрошены Алексей Навальный и Сергей Удальцов, которые находятся под 15-суточным административным арестом, полученным за неповиновение сотрудникам полиции во время «бессрочных гуляний» оппозиции по центру Москвы.

Впрочем, не исключено, что Навальный и Удальцов из свидетелей будут переведены в разряд подозреваемых. Существует немало свидетельств того, как они подначивают разгоряченную толпу продолжать акции неповиновения. Кроме уже опубликованных видеозаписей есть еще и сообщения Алексея Навального в Twitter, где он призывает людей: «Все, кто не пошел на Болотную и хотел идти на Манежку, – идите. Открывайте второй фронт», – толкая их на заведомо противоправные действия и подставляя под уголовную статью.

«Мы были очень наивными и считали, что сейчас начнутся перемены»

6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве накануне инаугурации президента Владимира Путина прошло шествие оппозиции «Марш миллионов». Оно закончилось столкновениями с силами ОМОН, пострадавшими с обеих сторон. В итоге задержали 436 человек, на 30 человек завели уголовные дела. «Болотная» стала водоразделом в протестном движении 2011—2012 годов: после протестная активность москвичей постепенно сошла на нет. В канун пятилетия «Болотки» «URA.RU» поговорило с представителями политических сил, либералами и националистами, которых объединил тот протест. Они рассказали, что тогда пошло не так, кто стал главным бенефициаром массовых акций и почему протест не спринт, а марафон.

Илья Яшин, представитель либерально-демократического крыла оппозиции. В 2012 году стал зампредседателя партии «ПАРНАС».

«Я оцениваю события пятилетней давности как события исторические, которые попадут в учебники истории. Протест 2012 года можно сравнить с революцией 1905 года, которая сначала привела к либерализации, но затем последовала жесткая реакция. Конечно, прямые параллели проводить сложно, но можно найти достаточно аналогий. Мне кажется, события 2011—2012 годов запустили обратный отсчет этого режима. Надо понимать, что это довольно долгий процесс, а многие участники рассчитывали на то, что перемены начнутся гораздо быстрее.

Всегда в разговорах на тему «„слили“ протест», говорят о каком-то предательстве или о каких-то ошибках, которые привели к провалу. Мне кажется, были объективные причины, которые не позволили тогда поменять власть в стране: у режима к тому моменту накопился достаточный запас и экономической, и политической прочности, который позволил выдержать этот «навал», организованный в 2012 году. Наверно, мы тоже допустили ошибки и в некоторых моментах надо было предпринять иные действия. Возможно, следовало выдвинуть своего кандидата на президентские выборы 2012 года. Но это все сослагательное наклонение, которого история не терпит.

Тогда прогрессивная часть общества была готова к переменам, но не была готова к противостоянию. Думали так: мы выйдем на 2-3 митинга — и ситуация поменяется. Но так не бывает.

У меня нет никакого разочарования в «Болотной», потому что я не питал больших надежд и с самого начала знал, что особого результата не будет. Люди, которые к тому моменту уже занимались протестной политикой, относились к этому гораздо спокойнее. Мы и с Борисом Немцовым об этом говорили, и с другими коллегами: это не спринтерская дистанция, а марафон. А для него нужна хорошая дыхалка. И мы продолжаем его бежать и будем это делать, пока хватит сил».

Владимир Тор, активно участвовал в организации протестных акций в 2011—2012 годах, представлял в оргкомитете фракцию националистов. С 2012 создатель и член незарегистрированной Национально-демократической партии.

«Поражение от победы ты сам не должен отличать». [Из стихотворения Бориса Пастернака «Быть знаменитым некрасиво» — прим. «URA.RU»]. Мы добились тогда реально немногого, а самые активные добились уголовных сроков. С другой стороны, «Болотная» показала, что мощь протеста в России есть, она зреет и непременно когда-нибудь рванет. Проблемы никуда не исчезли, напряжение в обществе растет, а клапан власти старательно закручивают. А что происходит с котлом, в котором давление неуклонно растет, все мы прекрасно знаем.

Были силы, которые старались направить этот протест в относительно мирное противостояние. Грубо говоря, в сторону грузинской «революции роз», а не переворота 1917 года с пулеметами и обстрелом городовых на улицах. В этом отношении, глядя на опыт 1917 года, наверное, хорошо, что протесты нынче не носят характера пулеметных перестрелок. Протесты полезны тогда, когда власть реально меняется и эволюционирует. Я с большим скепсисом отношусь к способности политического режима Путина к эволюции.

Больше всего очков на «болотных» событиях заработал Алексей Навальный. Можно его смело назвать главным политическим бенефициаром этого протеста.

Но в нынешней ситуации поддерживать Навального не хочу. Причина банальна: Алексей открыто заявил, что его период общения с русскими националистами носил популистский характер. Мы не злопамятные люди, но память у нас хорошая. Быть использованными в качестве политической пехоты в чьих-то интересах нам совсем не интересно. Меня такая постановка вопроса совершенно не прельщает.

Я, конечно, за свободу, за демократию — но для русских. А для русских не вижу никаких изменений. Любой политический режим, который не имеет в качестве бенефициара русскую нацию, для меня абсолютно бессмыслен. Так что это не протест не имеет смысла, а политическая система».

Сергей Давидис, правозащитник, член бюро федерального политсовета движения «Солидарность», в Координационном совете оппозиции представлял либеральные силы.

«6 мая 2012 года стало вынужденным печальным финалом протестного движения. Ведь оно уложилось в короткий период, между 5 декабря 2011 года и 5 марта 2012 года, когда состоялись президентские выборы. Тогда люди, которые впервые поучаствовали в протестной активности (а это десятки и даже сотни тысяч человек), были еще по-хорошему наивны. У них было много иллюзий, в частности, о том, что мы не занимаемся политикой, а протест — не политический. Они думали, что добьются какого-то результата уже на президентских выборах. Мощнейшее разочарование наступило, когда Путин победил в первом туре. Дальнейшие протесты и голосование в КСО было уже на некотором излете. 6 мая была моральная возможность выйти и зафиксировать свою позицию, хоть и было понятно, что ничего изменить нельзя.

Это был детский период для российского общества, этап развития гражданского самосознания, который не прошел бесследно, и на нем будет базироваться дальнейший протест.

Ощущение разочарования, бесспорно, было, потому что возлагались очень большие надежды. Они были в хорошем смысле примитивными: вот мы, те люди, которые никогда в политике не участвовали, пришли и обязательно добьемся успеха. Тогда расцветали 100 цветов Мао Цзэдуна — гражданской активности. На каждом углу были кружки и ячейки, перформансы и листовки. Они думали — это немедленно принесет победу, а когда не получилось — разочаровались: кто-то уехал заграницу, кто-то прекратил участие в публичной деятельности.

Становление гражданского общества идет в подспудном процессе, выстреливает неожиданными волнами, как это было и 5 декабря 2011 года или 26 марта этого года, когда никто не ждал такой массовой активности, тем более со стороны молодых людей. И этот процесс будет продолжаться».

Дмитрий Гудков, экс-депутат Госдумы. Во время протестов был наиболее активным представителем парламентской оппозиции, который участвовал в протесте: его задержали на несанкционированной акции в Москве 8 мая 2012 года, несмотря на депутатскую неприкосновенность.

«Протест был неизбежен, он был эмоциональным, ярким, как вспышка.

Читать еще:  Отзыв о Coffee

Болотная запомнилась тем, что мы все были очень наивными и думали, что власть вот так просто испугалась наших демонстраций и сейчас начнутся перемены. Сначала действительно вернули губернаторские выборы, либерализовали закон о политических партиях, было много таких мелочей в начале. Ну, а потом уже начались точечные репрессии, которые продолжаются и по сегодняшний день — нападение на Навального, на активистов и политиков. Это все продолжение той реакции, которая началась в 2012 году.

«Болотная» еще не закончилась, она продолжается. Тогда это был политический протест, а сейчас он становится более социальным.

Сначала происходит политический протест, потом реакция, потом политический протест объединяется с социальным — это долгий процесс. Как тот, что начался в 1905 году и непонятно когда закончился — то ли в 1917-м, то ли в 1991-м, то ли еще нет.

Поймите, победа оппозиции невозможна без раскола элит. Потому что оппозиция лишена многих ресурсов: медийного и финансового. Выборы без этого не выиграть. Так что сначала должен произойти раскол элит, их часть начнет выстраивать отношения с оппозицией. Вот тогда протест приобретет новую силу. Когда это случится — не знаю. Я вот сижу сейчас и думаю: как мне выиграть муниципальные выборы? Я посчитал, что нужно 100 млн рублей. Ну где их взять? Так что от оппозиции мало что зависит, поэтому должны проходить параллельные какие-то процессы внутри элит».

«Мы были очень наивными и считали, что сейчас начнутся перемены»

6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве накануне инаугурации президента Владимира Путина прошло шествие оппозиции «Марш миллионов». Оно закончилось столкновениями с силами ОМОН, пострадавшими с обеих сторон. В итоге задержали 436 человек, на 30 человек завели уголовные дела. «Болотная» стала водоразделом в протестном движении 2011—2012 годов: после протестная активность москвичей постепенно сошла на нет. В канун пятилетия «Болотки» «URA.RU» поговорило с представителями политических сил, либералами и националистами, которых объединил тот протест. Они рассказали, что тогда пошло не так, кто стал главным бенефициаром массовых акций и почему протест не спринт, а марафон.

Илья Яшин, представитель либерально-демократического крыла оппозиции. В 2012 году стал зампредседателя партии «ПАРНАС».

«Я оцениваю события пятилетней давности как события исторические, которые попадут в учебники истории. Протест 2012 года можно сравнить с революцией 1905 года, которая сначала привела к либерализации, но затем последовала жесткая реакция. Конечно, прямые параллели проводить сложно, но можно найти достаточно аналогий. Мне кажется, события 2011—2012 годов запустили обратный отсчет этого режима. Надо понимать, что это довольно долгий процесс, а многие участники рассчитывали на то, что перемены начнутся гораздо быстрее.

Всегда в разговорах на тему «„слили“ протест», говорят о каком-то предательстве или о каких-то ошибках, которые привели к провалу. Мне кажется, были объективные причины, которые не позволили тогда поменять власть в стране: у режима к тому моменту накопился достаточный запас и экономической, и политической прочности, который позволил выдержать этот «навал», организованный в 2012 году. Наверно, мы тоже допустили ошибки и в некоторых моментах надо было предпринять иные действия. Возможно, следовало выдвинуть своего кандидата на президентские выборы 2012 года. Но это все сослагательное наклонение, которого история не терпит.

Тогда прогрессивная часть общества была готова к переменам, но не была готова к противостоянию. Думали так: мы выйдем на 2-3 митинга — и ситуация поменяется. Но так не бывает.

У меня нет никакого разочарования в «Болотной», потому что я не питал больших надежд и с самого начала знал, что особого результата не будет. Люди, которые к тому моменту уже занимались протестной политикой, относились к этому гораздо спокойнее. Мы и с Борисом Немцовым об этом говорили, и с другими коллегами: это не спринтерская дистанция, а марафон. А для него нужна хорошая дыхалка. И мы продолжаем его бежать и будем это делать, пока хватит сил».

Владимир Тор, активно участвовал в организации протестных акций в 2011—2012 годах, представлял в оргкомитете фракцию националистов. С 2012 создатель и член незарегистрированной Национально-демократической партии.

«Поражение от победы ты сам не должен отличать». [Из стихотворения Бориса Пастернака «Быть знаменитым некрасиво» — прим. «URA.RU»]. Мы добились тогда реально немногого, а самые активные добились уголовных сроков. С другой стороны, «Болотная» показала, что мощь протеста в России есть, она зреет и непременно когда-нибудь рванет. Проблемы никуда не исчезли, напряжение в обществе растет, а клапан власти старательно закручивают. А что происходит с котлом, в котором давление неуклонно растет, все мы прекрасно знаем.

Были силы, которые старались направить этот протест в относительно мирное противостояние. Грубо говоря, в сторону грузинской «революции роз», а не переворота 1917 года с пулеметами и обстрелом городовых на улицах. В этом отношении, глядя на опыт 1917 года, наверное, хорошо, что протесты нынче не носят характера пулеметных перестрелок. Протесты полезны тогда, когда власть реально меняется и эволюционирует. Я с большим скепсисом отношусь к способности политического режима Путина к эволюции.

Больше всего очков на «болотных» событиях заработал Алексей Навальный. Можно его смело назвать главным политическим бенефициаром этого протеста.

Но в нынешней ситуации поддерживать Навального не хочу. Причина банальна: Алексей открыто заявил, что его период общения с русскими националистами носил популистский характер. Мы не злопамятные люди, но память у нас хорошая. Быть использованными в качестве политической пехоты в чьих-то интересах нам совсем не интересно. Меня такая постановка вопроса совершенно не прельщает.

Я, конечно, за свободу, за демократию — но для русских. А для русских не вижу никаких изменений. Любой политический режим, который не имеет в качестве бенефициара русскую нацию, для меня абсолютно бессмыслен. Так что это не протест не имеет смысла, а политическая система».

Сергей Давидис, правозащитник, член бюро федерального политсовета движения «Солидарность», в Координационном совете оппозиции представлял либеральные силы.

«6 мая 2012 года стало вынужденным печальным финалом протестного движения. Ведь оно уложилось в короткий период, между 5 декабря 2011 года и 5 марта 2012 года, когда состоялись президентские выборы. Тогда люди, которые впервые поучаствовали в протестной активности (а это десятки и даже сотни тысяч человек), были еще по-хорошему наивны. У них было много иллюзий, в частности, о том, что мы не занимаемся политикой, а протест — не политический. Они думали, что добьются какого-то результата уже на президентских выборах. Мощнейшее разочарование наступило, когда Путин победил в первом туре. Дальнейшие протесты и голосование в КСО было уже на некотором излете. 6 мая была моральная возможность выйти и зафиксировать свою позицию, хоть и было понятно, что ничего изменить нельзя.

Это был детский период для российского общества, этап развития гражданского самосознания, который не прошел бесследно, и на нем будет базироваться дальнейший протест.

Ощущение разочарования, бесспорно, было, потому что возлагались очень большие надежды. Они были в хорошем смысле примитивными: вот мы, те люди, которые никогда в политике не участвовали, пришли и обязательно добьемся успеха. Тогда расцветали 100 цветов Мао Цзэдуна — гражданской активности. На каждом углу были кружки и ячейки, перформансы и листовки. Они думали — это немедленно принесет победу, а когда не получилось — разочаровались: кто-то уехал заграницу, кто-то прекратил участие в публичной деятельности.

Становление гражданского общества идет в подспудном процессе, выстреливает неожиданными волнами, как это было и 5 декабря 2011 года или 26 марта этого года, когда никто не ждал такой массовой активности, тем более со стороны молодых людей. И этот процесс будет продолжаться».

Читать еще:  Отзыв об Екатеринбург

Дмитрий Гудков, экс-депутат Госдумы. Во время протестов был наиболее активным представителем парламентской оппозиции, который участвовал в протесте: его задержали на несанкционированной акции в Москве 8 мая 2012 года, несмотря на депутатскую неприкосновенность.

«Протест был неизбежен, он был эмоциональным, ярким, как вспышка.

Болотная запомнилась тем, что мы все были очень наивными и думали, что власть вот так просто испугалась наших демонстраций и сейчас начнутся перемены. Сначала действительно вернули губернаторские выборы, либерализовали закон о политических партиях, было много таких мелочей в начале. Ну, а потом уже начались точечные репрессии, которые продолжаются и по сегодняшний день — нападение на Навального, на активистов и политиков. Это все продолжение той реакции, которая началась в 2012 году.

«Болотная» еще не закончилась, она продолжается. Тогда это был политический протест, а сейчас он становится более социальным.

Сначала происходит политический протест, потом реакция, потом политический протест объединяется с социальным — это долгий процесс. Как тот, что начался в 1905 году и непонятно когда закончился — то ли в 1917-м, то ли в 1991-м, то ли еще нет.

Поймите, победа оппозиции невозможна без раскола элит. Потому что оппозиция лишена многих ресурсов: медийного и финансового. Выборы без этого не выиграть. Так что сначала должен произойти раскол элит, их часть начнет выстраивать отношения с оппозицией. Вот тогда протест приобретет новую силу. Когда это случится — не знаю. Я вот сижу сейчас и думаю: как мне выиграть муниципальные выборы? Я посчитал, что нужно 100 млн рублей. Ну где их взять? Так что от оппозиции мало что зависит, поэтому должны проходить параллельные какие-то процессы внутри элит».

Болотное побоище: Как мирный протест перерос в массовую драку

7 мая 2012 в 03:32

Митинг 6 мая на Калужской площади начинался как и все другие митинги и шествия оппозиции за последнее время. Как и на первую Болотную, пришло неожиданно много людей, хотя всё последнее время в соцсетях обсуждали, что «протест слит» и идти не надо. Пришли, скорее всего, те же, кто приходил сюда раньше, кто был на Сахарова и на Новом Арбате.

Отличие было в том, что наконец-то погода была более подходящей для массовых мероприятий на открытом воздухе, и было даже непривычно видеть всех этих людей в летней одежде. В общем, было тепло, солнечно и спокойно. Эйфория первых дней протеста, впрочем, пропала. Люди уже не радовались только тому, что их много и они единомышленники. А чему ещё радоваться, они не знали. Лозунгов и смешных плакатов было гораздо меньше.

Люди собрались, и колонны двинулись по Якиманке. К моменту подхода к Болотной площади началась неразбериха. Около рамок стали накапливаться люди. Лидеры оппозиции, вместо того чтобы пройти на сцену на Болотной, сели возле оцепления ОМОНа рядом с Большим Каменным мостом. Как писали они сами в соцсетях, полиция не пропустила Навального, Удальцова и других лидеров к сцене. Из-за этого толпа, шедшая с Калужской площади, застопорилась, началась давка. Полиция зачем-то оцепила тех, кто уже находился возле сцены. Люди ходили туда-сюда, пытаясь понять, что делать дальше. То есть сценарий митинга сбился в самом начале, и совершенно не понятно, по чьей вине.

Полиции, конечно, не могла понравиться сидячая забастовка, поэтому они начали оттаскивать людей в автозаки. У входа на площадь произошло первое столкновение. Сначала люди просто кричали: «Пустите нас на митинг!» Потом толпа снесла одну рамку металлоискателя. Тут раздались ликующие крики, и в несколько минут металлоискателей не стало. Толпа прорвалась и повалила вперёд. Но не на митинг, а к Каменному мосту.

Дальше всё развивалось по сценарию, знакомому всем, кто посещал митинги на Триумфальной, когда протестное движение ещё не было таким массовым. Люди кричали «Позор!» и «Это наш город». ОМОН группировался, перегруппировывался и напирал, напирал, напирал.

Это было страшно на Триумфальной, но это было гораздо страшнее на Болотной, когда в столкновениях участвовали не сотни, а тысячи, если не десятки тысяч человек. «Как я ему засадила прямо в зад ногой!» — радовалась молодая женщина. Эта радость, конечно, удивляла после мирных и дружелюбных акций последнего времени.

На Триумфальной в ход со стороны протестующих никогда не шли камни. Тут они полетели в полицию. Кидали их молодые спортивного вида парни. Вспомните, как на первых массовых митингах шикали на всех агрессивно настроенных. В этот раз к ним относились терпимо, и они чувствовали себя более свободно. На замечания со стороны других протестующих они реагировали довольно агрессивно: «Не нравится — уходи, кто тебя здесь держит?» или «Менты же нас бьют, мы защищаемся».

ОМОН, действительно, бил. Сильно. Они неожиданно налетали на толпу, хватали всех подряд, дубасили дубинками. Впрочем, нападали в основном на агрессивно настроенных мужчин, хотя под горячую руку попадали и женщины.

Тут главное — не замешкаться и плотной группой уходить от наступающего ОМОНа. Как-то я засмотрелась в сторону и не заметила, что линия противостояния подошла слишком близко. Какой-то мужчина схватил меня, я думала, что он хочет прикрываться мной как щитом, но он обнял меня, прикрыл собой и закричал: «Не трогайте девушку!» Из-под его руки я видела, как вокруг орудуют дубинками ОМОНовцы. Но нас никто не тронул.

Доставалось, впрочем, не только протестующим. Иногда в толпе раздавалось «Окружай!», и вокруг нескольких полицейских скапливались люди. Из круга полицейские выбегали с кровью на лицах. В воздух летели омоновские каски. В реке плавало штуки три. Их потом долго вылавливали после митинга, плавая на лодке.

Что будет дальше, никто не понимал. Обычно при разгоне акций полиция монотонно повторяет: «Вы участвуете в незаконной акции, просьба разойтись!» — сейчас никаких советов со стороны властей не было. Что делать? Куда идти тем, кто пришёл на мирный митинг, было непонятно: со всех сторон был ОМОН.

Вдоль оцеплений было опасно: летали камни, бутылки, летали дубинки по головам. В середине сквера был островок спокойствия. Если не знать, что происходило по краям, можно было подумать, что люди вышли в летний день погулять у реки. Там были родители с детьми, трогательные бабулечки, интеллигентная молодёжь.

Посреди сквера даже удалось установить две палатки. Вокруг них люди встали цепью. «Мы защитим палатки от полиции», — сказал мне немолодой мужчина в этом гражданском оцеплении. Недолго они простояли, когда ОМОН действительно попёр на них.
Была какая-то комичная попытка остановить движение ОМОНа с помощью биотуалетов, из которых протестующие пытались соорудить что-то вроде баррикад. И по Болотной на напирающие шеренги полиции полились испражнения оппозиции.

В общем-то, когда самых агрессивных растащили по автозакам, сопротивление полиции оказывали немногие. Полиция делила толпу и выталкивала всех к метро. Тут тоже звучали фразы «мы не уйдём», «мы вернёмся», «это наш город».

Толпу теснили. Оттесняли по Большой Ордынке от Манежки и Кремля и по Кадашёвской набережной на Якиманку. Потом, уже часов в 10–11 вечера, по всем прилегающим к Болотной улицам ходили только толпы ОМОНовцев и ездили автозаки.

Итогом 6 мая стало около 500 задержанных, полсотни человек обратились за помощью к медикам, из них 10 госпитализированы, один человек погиб, упав с балкона.

Источники:

http://www.rbc.ru/photoreport/06/05/2017/5909fdd69a794731936b0bc7

http://dni.ru/polit/2012/5/10/233132.html

http://m.ura.news/articles/1036270933

http://m.ura.news/articles/1036270933

http://www.the-village.ru/village/city/situation/113319-chto-eto-bylo-kak-mirnyy-protest-pereros-v-bitvu-s-omonom

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector